Инокультурное бытие текста:
текст как лингвокультурологический маркер

Инокультурное бытие текста: текст как лингвокультурологический маркер //
Язык и мышление: Психологический и лингвистический аспекты
.
Материалы Всероссийской научной конференции (Пенза, 15-19 мая 2001 г.).
М.; Пенза, Институт психологии и Институт языкознания РАН;
ПГПУ им. В.Г. Белинского; Пензенский ИПК и ПРО, 2001. С. 201-202.

Понимание инокультурного текста тесно связано с особенностями «принимающей» культуры и ее традициями. Текст входит в культурную парадигму со «шлейфом» своих смыслов. Художественный текст остается источником смыслов, которые при каждом новом обращении к нему расширяются, даже при значительных изменениях в принимающей культуре и удаленности от времени его создания. В диахронии равная сохранность смыслов не обязательна, отдельные смыслы могут оставаться незаполненными. При ситуативном «преломлении» текста читатель рефлектирует не над миром автора и текста, а над собственным миром и выбирает то, что он «понял». Причиной нахождения и вычитывания в текст личностных смыслов, приводящих к смысловому трансформированию текста, служит то, что текст корректируется и накладывается на социокультурный фон. Интерпретация, направленная на интерпретирующего субъекта, переживается, а воспринятое из текста активно входит в его концептуальную систему; при этом может наблюдаться неоднородность распределения смысловых «пучков»: происходят смещение подобных пучков, изменения в концентрации смыслов, отдельные смыслы оказываются или сжатыми, или растянутыми. В процессе восприятия один выделяемый смысл может активизировать другой, образуя смысловые парадигмы или цепочки смыслов.

(Со)переживание опредмеченных смыслов текста вызвано обращением к собственному знанию о парадигмах смыслов, а их трансформирование связано с осмыслением-в-сопереживании внутри себя. Отбор и трансформирование смысла текста идет по социально значимым критериям: происходит проецирование текста на картину действительности, которая стоит за текстом и/ или (потенциально возможные) ситуации. Критерий включения тех или иных составляющих в сценарный фрейм связан с зафиксированными в концептуальных структурах памяти данными о конкретной и/ или стереотипной ситуации, ее основных функциональных параметрах и свойствах, социальными и стилистическими конвенциями и нормами. При оперировании со смыслами текста строятся умозаключения относительно: 1) уже имеющихся и хранящихся в памяти смыслов и 2) получаемых смыслов при обращении к тексту, опираясь на конвенциональные стереотипы и знания о типовом сценарии. На выделение коммуникативно значимых смыслов, кроме ситуационных факторов и актуального речевого опыта, также влияет эмоционально-оценочный опыт.

«Расщепление» смысла текста определяется социокультурной ситуацией, а задействованные при ориентации в тексте ассоциативные связи —  экстралингвистическими факторами. Слово власть влечет за собой ассоциации с наградамиорденами и галунами. В 66-м сонете Шекспира смысл неправедных почестей получает новое расширение и пересекается с темой власти, награждающей пустоту, т.е. переводчики выводят умозаключение о заполнении узлов фрейма, фиксируя актуальное в соответствие со сценарием «своего» времени, отражающим действия власти в 1980-е гг., а мир текста совмещается с миром действительности:

And guilded honour shamefully misplac’d...

сонет 66

ни Пустоты, чья вся в наградах грудь...

(перевод Р. Винонена, 1971 г.)

От срама орденов и галунов...

(перевод В. Орла, 1982 г.)

Изменения в смысловой структуре художественного (поэтического) происходят вследствие расширения/ сужения информации текста, а также из-за различий между литературными и культурными традициями; «новый» мир текста является результатом истолкования коммуникативного пространства текста. Сочетание отдельных смыслов ограничено их несовпадением или несовместимостью в разных языках и культурах.